Жестокие истории Паулы Регу


В 80 лет многие люди снова становятся мальчиками и девочками, а Паула Регу остается художником, навсегда очарованным сказками. Страшными. Есть одна традиционная португальская народная сказка, совершенно жуткая. Это ее любимая.
В ней у очень бедной пары кончились продукты «Дети плачут, поэтому жена отрубает грудь и готовит ее на ужин. На следующий день она отрубает другую грудь. Но на третий день она объясняет мужу, что нет ничего, что можно было бы поесть, и он говорит: «Мы должны будем начать с детей».

Пауле сказка нравится, потому что это «безжалостно и ужасно». Но эти слова легко характеризуют и ее работы, правда, добавим еще: висцерально и гротескно.

Висцеральное и тревожное искусство Паулы Регу бросало вызов нам на протяжении десятилетий. Теперь, в свои 83 года, она рассказывает интервьюерам о жестоких баснях и лекарственной радости шампанского

Родившаяся в 1935 году в привилегированной семье в Португалии во время диктатуры Антонио Салазара, начала выставляться в 1960-х годах вместе с Дэвидом Хокни.
Сегодня она одна из величайших живописцев. Ее тема — это сила и власть, детство и сексуальная трансгрессия.

Паула начала заниматься живописью с четырех лет.

Поступила в Школу искусств в Челси, а потом родители запретили ей ходить в эту школу, когда услышали, что какая-то студентка там забеременела, но у Паулы уже был ее Виктор Виллинг. Однажды отвел ее в пустую комнату на вечеринке и сказал, чтобы она сняла свои трусики. Потом последовало множество абортов, свадьба, а в возрасте 20 лет она решила родить первого ребенка.

После свадьбы Вик прожил с ней свою жизнь, умер от рассеянного склероза во время выставки 1988 года, и с тех пор Паулу перестало интересовать, что люди подумают о ее работе.

В своем мощном творчестве она подняла тему абортов, эти картины до сих пор рвут зрителя на части.

Тогда ее стиль полностью изменился, и «Дочь полицейского» — знаковая работа – дитя этих перемен.

Есть еще одна сказка, Регу любит ее рассказывать, о женщине, которой дается волшебный торт, он поможет ей забеременеть. Но, испугавшись, что торт отравлен, она передает его своему мужу, и тот рожает дочь. «Мне нравится идея, что у мужчины родился ребенок, а его кишка рвется», — говорит Регу.

Ужас работ Регу рождается от живописного натурализма, и это сексуальная политика ее искусства.

Еще в 1965 году она сказала, что вся работа была связана с «боязнью лиц». В детстве она боялась всего; взрослая, она боится множества вещей. «Дьявола, в частности. Я видела его, когда мне было … восемь. Мне говорили: «Никогда не смотри в огонь, ты увидишь лицо дьявола». Однажды ночью я услышал шаги, дверь открылась, и вошла смерть. Я побежала в комнату моих родителей, но со мной шла смерть».


Семья
Обычно повествовательные подсказки в ее картинах неоднозначны, и могут иметь несколько окончаний. В этом случае женщины помогают человеку или причиняют ему боль? Кто такая маленькая девочка у окна? Что делает португальское ретабло с  Св. Георгием, убивающим дракона, во всем этом?


Сад допроса
Невыразимые сложности. Солдат сидит как символ похоти, окруженный инструментами его ужасной торговли, каждая из которых таинственна. Паула Рего рисует его как романтического монстра, как объект насмешек, символ декаданса, слабости и глупости.


Косы, 1989
Некоторые видят в этой картине ссылку на «Менины» Веласкеса… Видите ли вы это или нет, ее образы наполнены символикой и современными мифами. Все с точки зрения женщины.


Танцующие страусы
Девушки, танцуя. Буквально превращаются в страусов. Дисней был художественным влиянием и вдохновением с тех пор, как она впервые увидела его в детстве. Картины, вдохновленные тремя из ее любимых фильмов Диснея — Белоснежка, Пиноккио и Фантазия. Это Фантазия, на которую она сосредоточилась, получая вдохновение из произведений классической музыки и анимацию.


Белоснежка, отравленная ядовитым яблоком, 1995
Вы узнали эту историю? Это Белоснежка! Паула Регу одевает женщину среднего возраста в знаменитый костюм Диснея, и сразу становится видна дутая ценность юности. Белоснежка пытается цепляться за свою ускользающую женственность. Регу говорит о том, что общество навязывает женщинам воображаемые ожидания красоты.


ГорничныеЭта картина — история в истории. Она по пьесе Жан Генета «Майды»  (1947), которая, в свою очередь, из реальной жизни двух сестер, Кристины и Ли, работающих горничными в богатой парижской семье. Однажды, без всякой видимой причины, они жестоко убили мать и дочь.
Паула Рего пытается передать клаустрофобную атмосферу, загромождая пространство случайной мебелью. Ярко-красный цвет нагнетает напряжение и добавляет ощущение угрожающего психоза. Разве нет ничего неопределенного в отношении сексуальности сидящей фигуры? А как насчет черного кабана?

Один взгляд. Внутренняя вселенная каждого человека — страхи, иллюзия, желание, желание — вписывается в глаз.

В изобразительном искусстве персонажи могут приобретать настолько сильную интенсивность, что зрителя трясёт. Вы когда-нибудь чувствовали, что пара глубоких, пронзительных глаз, нарисованных на холсте, подчиняет вас, стирает в порошок?

При просмотре композиций Паулы Рего возникает такое чувство. Это реалистичные картины, которые можно отнести к натурализму, где всегда есть конфликт. Ее картины в сумерках двадцатого века были самОй смелостью.


Паула Рего сидит в своей студии в красно-забрызганном переднике и улыбается.
«Единственное, что помогает от грусти, это работа»: Паула Рего.
Когда Рего начала писать, в мире почти не было женщин-художников, и они не воспринимались всерьез.
Сегодня Паула Рего считается самой известной английской художницей, хотя ее творчество по-прежнему тесно связано с португальским периодом жизни.


Посмотрели сами? Поделись с друзьями!

0 Комментариев

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Выберете формат
Статья
Форматированный текст с Встраиваемыми элементами и визуальными элементами