Между праздником и джазом, эпоха Гэтсби и один из ее лучших иллюстраторов

1920-е годы

Эпоха Гэтсби была не только замечательным временем раскрепощения женщин — тем самым временем, когда мир вдруг увидел красоту и шарм в освободившихся от жестких рамок женщинах. Это был еще «Золотой век иллюстрации», и вот один из самых ярких его представителей — Генри Патрик Райли (1880-1944).
Он рисовал жизнь высшего общества, которую определяла эпоха Гэтсби. И был чрезвычайно плодотворным, создав около 20 000 иллюстраций в своей карьере, со скоростью около 800 штук в год, почти по три рисунка в день.

Райли обладал превосходной визуальной памятью и почти полностью работал без моделей или фотографий, то есть, тем способом, который придает живость работам, особенное очарование, тем способом, который просто называется: «по памяти» и вызывает зависть у других художников, которые так не умеют.

Даже в те дни одна иллюстрация могла стоить до 3500 долларов, поэтому он был очень богат, много путешествовал и жил, как знаменитость.

Это любопытно, правда? Мы привыкли читать о бедных художниках, загибающихся от нищеты, но верных искусству.

И поэтому их творчество мы считаем настоящим – как же, как же – не продался!) Но вот профессионал, которого никак не обвинишь в неграмотности – он великолепный рисовальщик, фонтанирующий идеями для композиций, он рисует живо, точно, слегка юмористически, не повторяясь и он богат!

Генри Патрик Райли родился в Портленде в 1880 году. Бросил школу, когда ему было 12 лет, чтобы помочь семье.

Сначала мальчишкой продавал газеты, а затем устроился на работу в фирму, занимающуюся импортом кофе.
Он работал в доках Сан-Франциско рядом с моряками со всего мира.

Его юная фантазия изображала отдаленные порты, а моряки наполняли его уши удивительными сказками. Он очень хотел передать эти яркие сказки через рисунок.

И, да, Генри стал рисовать.
Почти сразу у него получилось произвести впечатление на рабочих доков, и, что важнее для его судьбы — на своего начальника, полковника Кларенса Бикфорда.

Бикфорд полюбил яркого ребенка и предложил заплатить за обучение Роли в знаменитлй художественной школе в Сан-Франциско, при Академии Хопкинса. С самого начала своего художественного образования он превзошел одноклассников.

За три коротких года он окончил академию Хопкинс и устроился на работу в газету Бюллетеня Сан-Франциско.

Он видел жизнь в самых экстремальных и эмоционально заряженных аспектах и это развило его понимание внешнего мира. Его способности росли, и в возрасте девятнадцати лет он был одним из самых высокооплачиваемых газетных художников в Сан-Франциско.

Уильям Рэндольф Херст обнаружил Генри и попросил его переехать в Нью-Йорк, чтобы работать в Журнале. Девять месяцев спустя, The World предложил ему должность с исключительным повышением зарплаты, чтобы сосредоточиться на иллюстрации.

Эта новая должность требовала, чтобы он работал только три дня в неделю.

Он освещал все события в обществе, рисовал хорошо одетых мужчин и красивых женщин нью-йоркской элиты.

Ранние задания были получены от Vanity Fair, Harper’s Bazar, Collier’s и Saturday Evening Post, Генри только что исполнилось тридцать, и он зарабатывал больше денег, чем мог себе представить.

Он ездил в Европу не реже одного раза в год, потому что обнаружил, что путешествие в экзотические места — единственное, что уравновесило его жизнь.
Путешествие — это оживляющий тоник, который вызывал огонь страсти для создания иллюстрации.

1920-е годы были эпохой оптимизма. Журналы этого периода росли в читателях и прибыльности, а также росли по этим показателям и художники.
Райли работал лихорадочно.
К его двадцать пятому году в качестве коммерческого художника он опубликовал более 20 000 иллюстраций. Во время депрессии и в течение трех десятилетий его средний доход составлял более 100 000 долларов в год. Его часто называют самым плодовитым коммерческим художником того периода.

В статье 1925 года критик Эверт Шинн провозгласил его «величайшим иллюстратором Америки».
Он был звездой знаменитой художественной колонии Вестпорт, Конн. У него была репутация щедрогочеловека и он поддерживал несколько семей.
Идательства заказывали ему иллюстрации Ф. Скотта Фитцджеральда, он проиллюстрировал Агату Кристи, Стивена Винсент Бенета, Уильяма Фолкнера, Синклера Льюис и Сомерсета Моэма.

Но конец у этой истории все равно грустный….

По мере того, как цветная печать захватывала журналы, а рисунки заменялись картинами, он старался представить в своей работе цвет, оттенки, но никогда это не любил.

Он написал:

«Иллюстрация отличается от живописи, и я решительно выступаю против вторжения последнего в мое выбранное поле. Линейный рисунок является одним из подходящих фундаментальных средств для иллюстрации, поскольку он почти гармонирует с линейным эффектом печатной страницы — чистая форма, в первую очередь эмоциональная, тогда как цветная иллюстрация обязательно более рациональна, более наглядна. Каждая из них имеет свою законную сферу влияния и должна быть ограничена этой своей сферой».

К 1940-м годам его работа уже не соответствовала таким крупным журналам, как «Saturday Evening Post».

Гламурная жизнь испарилась.

В состоянии плохого здоровья, не сохранив денег на пенсию и без постоянной работы, он покончил с собой.

 

11.06.2018 / Иллюстрации
Похожие записи